Сезон получился интересный, плодотворный и весьма полезный

26 сентября 2016

Интервью с Виталием Шипиловым

Как самочувствие и настроение после возвращение?

Так себе самочувствие, и, соответственно, настроение. На спуске с пика Победы я получил травму, и из-за этого не пошёл на пятую вершину — Хан-Тенгри.

Какие общие впечатления от прошедшей экспедиции?

В целом впечатления положительные. Была задумана непростая задача – пять семитысячников за один сезон, этакая проверка на прочность и себя лично и команды в целом. Было интересно поработать в таком большом и разношёрстном коллективе на протяжении продолжительного периода. Все участники разные, и по подготовке и по характеру, все со своими амбициями, поэтому, конечно, не всё было гладко. «Притирание» команды- это сложный процесс. Тем не менее, команда работала, программа выполнялась.

Были и такие моменты, которые подпортили впечатление от экспедиции. Во первых, логистические сложности с переездом и перелётом на ледник Москвина, о чем уже достаточно писали другие участники. Во вторых, некрасивая ситуация со страховой компанией. Когда я получил травму доктор Авас, работающий в базовом лагере на Южном Иныльчеке, сказал что есть симптомы перелома лодыжки и, возможно, разрыв связок в коленном суставе. По настоянию страховой компании меня эвакуировали с Южного Иныльчека и повезли в Каракол, ближайший город в котором можно сделать рентген. Но когда .снимок показал, что кости целы, врач написал свое заключение, но в справке не написал рекомендации о моем дальнейшем перемещении в тяжёлом состоянии, и из-за этого страховая отказалась дальше обеспечивать мою транспортировку. Это при том, что я не мог наступить на ногу и с трудом передвигался. Благодаря компании Аксай Трэвэл мы всё таки попали в Бишкек, но затем начались проблемы с финансированием на обратную дорогу домой. Такие негативные моменты стали «ложкой дёгтя в бочке мёда». Хотя, если рассматривать сами восхождения и работу на горе, всё очень понравилось.

Оправдались ли ожидания?

Всё шло хорошо и планомерно, пока не случилась досадная неприятность. Я имею в виду травму. Это произошло на четвёртой по счёту горе, пике Победы. Сам факт, что я не взошёл на все пять вершин, оставил неприятный осадок. Программу не выполнил, но, если честно, она изначально казалась мне некой авантюрой, и я сомневался, что мы успеем её реализовать за полтора месяца. У нас практически не было запаса времени на пережидание непогоды. Тем не менее, я надеялся на лучшее, готовился. И, несмотря на задержки с переездами и перелётами, мы всё успели, даже при том, что на три вершины из пяти зашли первыми, без протоптанной тропы. Что удивительно, за всё время экспедиции практически ни разу не потеряли времени из-за погоды, хотя прогнозы были угрожающими. Ну а в плане работы команды, атмосферы в коллективе, организационных нюансов – всё примерно так как и ожидал. Увидел недостатки и недоработки, узнал ближе членов команды, приобрел необходимый опыт работы в большом коллективе. В любом случае сезон получился интересный, плодотворный и весьма полезный.

Как вы оцениваете свои силы? Был ли полностью использован потенциал во время восхождений или оставался запас прочности?

Хотелось бы, конечно, сил побольше.. ))Выше семи тысяч тяжело работать. Но в целом, мне кажется, запас имелся. Я не работал на пределе. Пусть не мог угнаться за лидерами, но у меня нигде не было ощущения, что готов свалиться, и в спокойном режиме мог ещё работать продолжительное время. Ни разу на высоте у меня не было плохого самочувствия. Только внизу, в базовом лагере на леднике Москвина, случались расстройства пищеварения, но это я связываю с местной кухней. Кто там бывал, тот поймёт ))Да и на то, чтобы взойти на Хан-Тенгри у меня были силы и желание, но травма испортила планы. Насчёт потенциала тяжело сказать. Я привык больше к техническому альпинизму, а здесь почти всё пешком. Если бы мне пришлось лезть стену на высоте семи тысяч метров, не знаю как бы я себя ощущал. Интересно попробовать.


Насколько тяжело физически и психологически совершить восхождения на пять семитысячников за полтора месяца? Реально тяжело или вся проблема всего лишь в организации логистики?

Физически это, конечно, тяжёлая работа. Но, во-первых, я представлял, что это такое, и морально был готов к такой работе, тренировался. А, во-вторых, после каждого восхождения у нас было время отдохнуть во время переездов. После пика Ленина отдыхали даже больше, чем требовалось, и начали терять акклиматизацию. Но это был вынужденный отдых. Психологически данное мероприятие всем далось по разному. Под конец экспедиции кто-то устал от гор, кто-то соскучился по дому или беспокоился о работе, кто-то даже говорил, что не хочет идти на гору. Мне же было комфортно, и на восхождения ходил в удовольствие. Я люблю горы, и, несмотря на большую продолжительность экспедиции, нахождение в горах меня ничуть не напрягало. Единственное, хотелось пройти какой-нибудь неклассический маршрут, а не которые уже ходил, но пришлось отказаться от этого, отчасти из-за сроков, отчасти из-за состояния маршрутов. Логистика имеет большое значение, и при правильной её организации без лишних задержек можно было завершить эту программу на неделю быстрее.

Виталий Шипилов (слева) и Андрей Васильев (справа) на вершине пика Ленина (7134 м)


Почти на каждом восхождении происходили изменения в составах групп. Что это – попытка подобрать наилучшую совместимость для дальнейших экспедиций или же приобретение опыта работы в любом составе и с любым членом команды?

И то, и другое, я думаю. Поначалу отделения составлялись почти случайным образом, а в процессе корректировались по естественным причинам. Просто так группы не разбивались, а только при возникновении какой-то проблемы. Но при этом я, например, поработав в разных составах, невольно приобретая опыт работы с разными людьми. В длительной экспедиции на высоте особенно важно уметь находить общий язык с другими участниками и решать поставленные задачи.

Изменил ли этот сезон что-то в вашем отношении к альпинизму?

Нет. Отношение к альпинизму у меня не изменилось. Просто был приобретён какой-то дополнительный опыт.